Статья в Ведомости ИНКОМ-недвижимости октябрь 2006

user warning: Can't create/write to file '/tmp/#sql_38d_0.MYI' (Errcode: 13) query: SELECT t.* FROM term_node r INNER JOIN term_data t ON r.tid = t.tid INNER JOIN vocabulary v ON t.vid = v.vid WHERE r.vid = 28 ORDER BY v.weight, t.weight, t.name in /var/www/vhosts/posekretu.ru/httpdocs/modules/taxonomy/taxonomy.module on line 632.

«ПЛЫЛА, КАЧАЛАСЬ ЛОДОЧКА…»

Владимир Станкевич: «Использую все существующие возможности»


В творческое плавание Владимир Станкевич отправился еще в детстве. В то время, пока ровесники дни напролет играли в войнушку и казаки-разбойники, зачитывали до дыр романы «Три мушкетера» и «Остров сокровищ», он уже самостоятельно зарабатывал на жизнь, снимаясь в нескольких фильмах ежегодно. И преуспел – его герой, Денис Кораблев, из детского сериала «По секрету всему свету» стал кумиром ребят семидесятых. А когда пришла пора идти в армию, то Владимира, перепутав с тезкой-музыкантом (фамилия, имя и отчество совпадали), отправили служить в военный ансамбль «Ровесник», где долго не могли понять, почему он не умеет играть на альте? Зато у рядового ПВО Станкевича неожиданно открылся талант конферансье, благодаря которому он оказался затем в известном белорусском ансамбле «Сябры». О том, по каким волнам носило кораблик Владимира Станкевича, сегодня и пойдет наш разговор.
– Как вы попали в фильм «По секрету всему свету»?
– Думаю, нужно начинать с того, как я вообще оказался в кинематографе. Моя мама очень талантливый человек – когда-то прекрасно играла на цимбалах, помогала мне в детстве писать первые стихи. Поэтому хотела, чтобы ее нереализованную мечту стать актрисой воплотил в жизнь я. Но, оговорюсь сразу, мама никогда не пыталась делать что-либо за меня, а наоборот, приучала к самостоятельности: куда-нибудь приводила, а потом говорила «дальше иди сам».
Когда мне исполнилось шесть лет, в газете напечатали объявление о том, что на киностудию требуются дети для исполнения главных ролей в фильме «Вот и лето прошло» (1972). Как всегда, мама довела меня только до дверей. Я вошел и увидел много сидящих людей. На просьбу режиссера прочесть стихи я на полном серьезе спросил «Свои или чужие?» Этого оказалось достаточно – все просто попадали со смеху, и меня утвердили на роль. Но была одна маленькая загвоздка: я выглядел значительно моложе своего возраста. Поэтому специально для меня написали дополнительную роль друга главного героя. Та же ситуация повторилась и с фильмом «Судьба барабанщика».
– В детстве вы были похожи на своего героя Дениса Кораблева?
– Фактически я играл самого себя, с той лишь разницей, что одежда Кораблева была намного лучше собственной. А все остальное: характер, поведение – все то же самое.
– Каковы детские впечатления от кинематографического процесса? Что давалось вам тяжелее всего?
– Были моменты, когда по сценарию требовалось, чтобы я заплакал. Но меня с детства приучали к мысли, что настоящий мужчина не должен лить слезы. Поэтому однажды, когда снимали крупный план, в котором мне предстояло стоять и реветь из-за того, что подруга моей киношной мамы обманула и не подарила обещанную саблю, режиссеру пришлось прибегнуть к маленькой хитрости. Как раз перед началом съемок я хвастался, что вечером иду на футбольный матч. Вот тут-то ко мне и подошел режиссер и сказал: «Знаешь, у нас сегодня съемка поздно закончится, поэтому на футбол ты не успеешь». Я так обиделся, что слезы потекли сами собой. Ну а в остальных случаях приходилось закапывать глаза глицерином. Мало того, что ужасно щипало, так слезы все равно литься отказывались, все время застывали.
– Как друзья реагировали на ваш успех в кино?
– Надо у них спрашивать. Я никогда этим не интересовался по большому счету. Может, кто-то и завидовал, но внешне старался не показывать. Знаете, недавно на телевидении снимали программу «Одноклассники». Ее суть в том, что через много лет встречаются ученики класса, в котором кому-то удалось добиться известности. Так вот, когда организаторы попросили прийти моих бывших одноклассников, многие отказались, сказав «Почему его снимают, а мы приходить должны?» И осуждать их бессмысленно, ведь они имеют полное на это право, они тоже личности.
– Владимир, вы снялись в более чем 25 фильмах. А вам самому какой из них больше всего нравится?
– Тяжелый вопрос. Помимо «По секрету всему свету» есть еще один, но, к сожалению, его нечасто показывали, а после 91 года вообще сняли с проката – «Рядом с комиссаром». Сюжет – 1918 год, революция, русская деревня, в которую приезжает представляющий советскую власть комиссар. Я играл мальчика, единственного из всей деревни, кто знал грамоту. Естественно, по фильму он становился писарем при этом комиссаре. Вообще сама атмосфера на съемках была потрясающей: бандиты, стрельба, оружие, езда на лошади – все, о чем только может мечтать мальчишка в самых дерзких фантазиях! Приходилось даже прыгать из горящего дома: по сценарию горела усадьба, мой герой забегал в полыхающий дом, хватал самое ценное, что там было – красный флаг – выбрасывал его наружу и выпрыгивал сам.
Снимали двумя частями: первая часть – балкончик, с которого я прыгал, а вторая – непосредственно мой полет через два этажа. Внизу меня ловил специально натренированный актер. Съемки проходили ночью. К вящей радости режиссера, нашего инструктора по технике безопасности сморил сон. Поэтому снимать начали все по-быстрому: специально для прыжка возвели двухэтажное строение, облили керосином, затем посадили меня и подожгли. Первый раз я просто свалился оттуда, потому что немного керосина капнуло на руку, он загорелся и от боли я разжал руку. Слава богу, актеру удалось меня поймать. На третьем дубле было уже не так страшно, я даже немного расслабился. Но именно в момент прыжка вбежал проснувшийся инструктор по технике безопасности с криками «Что такое?! Вы ребенка угробите!», актер, естественно, повернулся в его сторону, я благополучно пролетел мимо и пребольно шмякнулся прямо об землю. В результате получил вывих ноги.
– А в «Сябрах» коллеги «по цеху» восприняли вас как равного или как мальчика из кино?
– Чем хорош ансамбль «Сябры», так это доброжелательной и профессиональной атмосферой. Конечно, существовала маленькая иерархия: сначала Анатолий Иванович Ярмоленко – бессменный руководитель ансамбля, потом шли основные музыканты, а затем уже все остальные. Плюс строжайшая дисциплина – так, например, если артист опаздывал на 10 минут к пункту сбора, автобус с коллективом уезжал без него. На этом работа человека в «Сябрах», как правило, автоматически заканчивалась. Поблажки ни для кого не делались. И, конечно, никогда не было выходов на сцену в нетрезвом виде.
– Вы были актером, вели программы на белорусском радио и телевидении, занимались продюсерской деятельностью, сейчас работаете конферансье на корпоративных мероприятиях. Что это? Постоянный поиск себя или нежелание долго заниматься одним делом?
– Скорее стечение обстоятельств. Просто стараюсь использовать все существующие возможности, потому что у меня семья и необходимо зарабатывать деньги. В то же время я вынужден отказываться от гастролей, от многих предложений в кино, потому что за время, что длятся съемки, я могу заработать гораздо больше в качестве конферансье. А с внезапным переездом в Москву и покупкой квартиры забот и финансовых затрат только прибавилось. Спасибо Марине Черногоровой, менеджеру отделения «Новые Черемушки», за то, что помогла нам быстро и профессионально, счастливо минуя юридические «рифы», провести сделку. Теперь можно спокойно думать и о ремонте.
– Владимир, а довольны ли вы тем, что перебрались в Москву и не мешает ли здесь слава Дениса Кораблева?
– Почему? Наоборот. Потом, вы знаете, в течение трех лет я вел на минском телевидении детскую программу «Телебом» – подобие Утренней звезды. Так меня иначе как Телебомом вообще не называли! Только и слышал: «Вон Телебом пошел!» Не принципиально, почему тебя узнают, самое главное – узнают. Единственное, неприятно, когда во дворе дома тебя останавливает компания навеселе и предлагает выпить на брудершафт. Поэтому мне нравится Москва: здесь я могу сколько угодно ездить на метро и никому нет до меня никакого дела. Что будет дальше, поживем – увидим.